Sis Alenushka (sis_alenushka) wrote,
Sis Alenushka
sis_alenushka

Про аддикцию к работе и просто у-у-у-у

Неделька выдалась страшненькая. Вот так бывает, что чёрная полоса, а потом , раз - и та ещё была белая.

* * * * *


Бывает проснешься, как птица
Крылатой пружиной на взводе,
И хочется жить и трудиться...
Но к завтраку это проходит. /Игорь Губерман


Роберт - "лучший-в-мире-человек-начальник" - сидит, обхватив колени, улыбается. Он всегда улыбается. Никогда не кричит и не сердится, не закручивает гайки, не демонстрирует превосходство. Роберт - номер один в моём топе "умных-людей-современности-с-которыми-мне-посчастливилось-пересечься-вживую".
До встречи с Робертом я полагала, что все умные люди - с левой резьбой и кучей тараканов в голове; невыносимо сложные и пронзительно-нервные. Это расплата за ум и неординарность такая.

Роберт никогда не повышает голос, не выходит из себя. Ему не надо ни на кого кричать. Для него все с удовольствием добровольно вывернутся наизнанку, а потом обратно. Из него бы вышел отменный жигало. Но он хранит верность своему партнёру, с которым они вместе уже 10 лет.

Роберт уходит от нас через две недели. Мы с Мари ревём, как белуги. Потому что жалко нам себя. Жалко себя, жалко компанию. Жизнь без Роберта будет другой, совсем другой.

"Я буду год где-нибудь путешествовать," - говорит Роберт, - " поселюсь во Франции. Давно хотел выучить французский." "А у тебя там друзья или родственники - есть у тебя там кто-нибудь?" Роберт машет рукой: "Не, нету никого. Но я быстро знакомлюсь и завожу друзей. Мне это вообще раз плюнуть". Я отчаянно соглашаюсь и киваю головой, потому что знаю, что так оно всё и будет.

Роберт неизлечимо болен. "Мне и друзья уже стали намекать, что заметно со стороны. Я и подумал, что дальше будет только хуже. Я знаю людей, которые были там же, где сейчас я, но вовремя не смогли остановиться и... Это ужасно, и нужно это прекращать, сейчас, пока ещё не поздно!" Он опять улыбается своей неотразимой улыбкой. Мы с Мари удручённо смотрим друг на дружку.

Неизлечимая болезнь называется "аддикция к работе". Это дурная и очень неприличная болезнь. О ней говорят только шёпотом, стыдливо опуская глаза.

Фрустрация к работе - скорее норма. Люди с удовольствием делятся своим отвращением к работе, рассказами о нудных обязанностях и начальниках- м...ках. Они радостно обсуждают предстоящие отпуска и выходные, мечтая поскорее выбраться из душного офиса на свободу. Не работать очень круто и высокодуховно. Особо утончённые особи говорят о работающих с пренебрежением, морща носы. Работа-рабы. Рабы работают, господа наслаждаются жизнью.

Когда работать неожиданно становится интересно, настолько интересно, что всё другое уже не радует, приходит она - аддикция. Если получается выправить баланс, аддикция проходит и работа превращается во внутренний ресурс. Иметь работу внутренним ресурсом очень круто. У тебя всегда есть деньги, энергия и очередь из желающих тебя к себе переманить.

Роберт-"лучший-в-мире-начальник-и-человек" совсем немного не дотянул до этого прекрасного момента.Отправившись лечиться вином и морем во Францию, он вернётся оттуда, пополнив ряды нормальных фрустрированных людей, которым больше нравится потреблять, чем создавать. Но может я ошибаюсь, и всё ещё когда-нибудь будет хорошо.
Tags: дело, работа, ресурсы, рост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments